Они просто меняли картридж

 

Мы вернулись в офис и просто замерли в дверях. Наверное, так бы он выглядел после ядерной войны. Стены и потолок были покрыты ровным серым слоем сажи, в воздухе будто летал пепел, а аварийная система питания компьютеров дополняла картину чем-то похожим на сигнал воздушной тревоги…

— Слушай, Скотч, помоги картридж поменять, — услышал я вдруг у себя за спиной. Вот уже полчаса я пытался сосредоточиться и прочитать пятнадцати страничный доклад нашего северо-западного филиала, где было довольно пространно описано, почему они хотят создать у себя еще пятьдесят девять рабочих мест. Мне нужно было решить, является ли доклад достаточным и его можно отправлять дальше генеральному, или же завернуть его обратно.
— Да как же эта штука работает? — услышал я снова за спиной.
— Вова, ты можешь сам свои проблемы решить или тебе всегда нужно меня отвлечь, — возмутился я и обернулся.
Вова стоял около огромного принтера, который был ему где-то по грудь. Он открыл там какую-то дверцу и пытался что-то рассмотреть внутри. Я махнул рукой и снова вернулся к своему чтиву.
Мне пришлось три раза перечитать следующее предложение, в попытках его понять, оно было где-то строчек в пять, и начало ну ни как не согласовывалась с концом.
— Да что же с тобой делать? — продолжал причитать Вова, обращаясь к принтеру
— Позвони в отдел снабжения, пусть придут и поменяют, это их работа? — нехотя бросил я в его сторону.
— Звонил уже, они по пятницам на повышение квалификации ходят всей толпой, на разные семинары, нет там никого, — раздраженно ответил Вова.
— Слушай, Скотч, — не унимался он, — ну помоги, а? Я уже и картридж принес, но один не могу его поставить, рук не хватает…
Я прочитал предложение в пятый раз, и мне показалось, что все-таки в нем есть смысл…
— Ну, мы же с тобой саентологи, мы с чем угодно справимся, — не унимался Вова.
Теперь Вовины предложения тоже стали мне казаться нелогичными:
— Кто это мы, бледнолицый, — отшутился я фразой из старого анекдота. Я вытряхнул все содержимое своего органайзера с канцтоварами на стол и пытался продемонстрировать, о чем же все-таки говорится в этом предложении.
— Да ладно тебе, мы же, можно сказать, высший эшелон компании, неужели картридж не сможем поменять? — продолжал меня подначивать Вова.
Мой взгляд случайно упал на следующее предложение доклада, оно начиналось где-то с середины страницы, и до конца страницы точки так и не было видно. Я оторвался от доклада и затуманенным взором посмотрел на Вову:
— Ладно, давай поменяем твой картридж, где он?
— Вот это другое дело! — воскликнул он, — Вон он, — сказал Вова и указал на угол.
Судя по размерам коричневой картонной коробки, лежавшей в углу, там скорее был большой боевой снаряд для зенитной
установки, чем то, что в моем представлении означало картридж для принтера.
Билли, заряжай, — невольно вырвалось у меня.
Да, распакуй его пока, а я старый вытащу, — сказал Вова, не обращая никакого внимания на мое удивление.
Пока я пытался распаковать толстый картон, Вова уже достал старый картридж, и теперь у него в руках был мешок для пыли, который он зачем-то вынул из нашего пылесоса и вручную собирал в него пыль и порошок изнутри.
Мне, наконец, удалось разгадать японскую головоломку с коробкой, и я попытался достать картридж, но он будто вклеен туда

 

был!
— Давай помогу, — Вова подошел ко мне и стал тянуть за картридж. Я стал тянуть за коробку. Картридж не поддавался… и вдруг что-то хрустнуло, и меня резко повело вниз. Я, потеряв равновесие, тут же оказался носом к полу в армейской позиции «упал-отжался». Судя по удаляющемуся «А-а-а-а…», Вова наоборот пошел вверх со своим картриджем, но, в отличие от меня устоял на ногах. Я поднял голову — он стоял с победным видом держа картридж, словно только что родившегося ребенка. Он и выглядел так, будто действительно, только что стал отцом.
— Ну что, папаша, — продолжил я вслух сложившуюся у меня ассоциацию, — неси свое чудо к колыбели.
— Ага, — довольно ответил он,- поднимайся, будешь дверцу принтера держать.
Но не успел я встать, как сразу заметил странное сероватое пятно радиусом где-то в метр как раз рядом с собой. Похоже, было, что часть порошка мы просыпали…
— Вова, а что хрустнуло? — настороженно спросил я, не отрывая своих глаз от этого пятна.
Вова уловил мою мысль и обернулся.
— О черт — увидев пятно, забеспокоился он, — фабричная пыль, наверное, сверху была, неси быстрее пылесос, пока не втоптали, а то ковер дорогой, его нам еще не хватало менять.
— Мысль о том, что я с Вовой буду менять что-то еще, меня ужаснула, и я резво схватил пылесос, воткнул в розетку и нажал на ту роковую кнопу… совершенно забыв, что Вова заблаговременно позаботился вынуть оттуда мешок для пыли…
Вова как раз стоял сзади со своим картриджем, так что вся пыль которую я собрал пылесосом струей ударила ему прямо в лицо, о его белоснежной рубашке и вспоминать не буду) Отплевываясь от порошка, Вова не удержал картридж, и тот устремился прямо на наш замечательный ковер. А только это и было нужно, чтобы его окончательно расколоть. Все содержимое высыпалось и черным облаком стало подниматься в воздух. Теперь и я уже отчаянно замахал руками, пытаясь отделаться от противной угольной пыли.
Пылесос вывернулся у меня из рук и пошел на автопилоте, так что через пару секунд все содержимое картриджа было воздухе, и видимость стала быстро стремиться к нулю.
— Рубильник в коридоре, — заорал Вова, пытаясь перекричать пылесос, и мы оба ринулись к двери. Вова, не смотря на свой вес, проявил редкую для себя прыть и у рубильника оказался первый… пылесос мы обезвредили. дышать там было невозможно, мы, кашляя, вылетели из офиса и закрыли дверь.Не так, чтобы мы с Вовой часто ругались, но дальнейший диалог, который между нами произошел, из литературных слов содержал только предлоги… правда, поскольку время пожимало, мы быстро вернулись на конструктивный настрой…
— Генеральный до понедельника не появится… есть двое с половиной суток, — сказал Вова
Но мне не нужно было ничего объяснять, я и так уже понял, что все выходные я проведу с тряпкой и шваброй…Как в том анекдоте, дома нам пришлось соврать, что мы едем на рыбалку, друзьям, что остаемся дома, а сами мы рванули на работу. … Нам повезло, мы смогли вычистить ковер Вовиным Кибри (тот самый пылесос, продав который можно было бы купить новенькие Жигули). Компьютеры мы тоже вычистили, а вот потолок и стены спасти не удалось. Пришлось перекрашивать и переклеивать, но за выходные мы справились. Пришлось поменять так же лампы и несколько предметов мебели… так что когда в понедельник после обеда к нам вошел наш Генеральный, он сначала удивился таким переменам, но когда узнал, что все это «наш безвозмездный вклад в улучшение имиджа компании», чуть не прослезился и пообещал в этом месяце надбавку за проявленную инициативу… что, конечно же, было лучше, чем быть уволенным с грифом «за вандализм». Так что в ту злосчастную, черную как сажа пятницу, мы все-таки вышли сухими из воды, но очень уж грязными и усталыми :)

настроение: Ностальгичекое
хочется: не знаю чего хочется… спать точно не хочется
слушаю: Smooth jazz