Поезд Цюрих на Женеву…

«Поезд Цюрих на Женеву, куда ты, Ева?…»… На регистрацию я не успел, и мне оставалось лишь взглядом провожать свой самолет на Москву, чувствуя себя, отчасти, так же, как героиня той песни. Следующий рейс был только утром, и я, застигнутый врасплох таким стечением обстоятельств, совершенно не имел плана, как мне убить время. Обратно в гостиницу возвращаться не хотелось. Я бросил вещи в камеру хранения, и пошел болтаться по аэропорту. Переходы из одного магазинчика в другой мне быстро надоели, а мои попытки вспомнить свои школьные уроки французского языка и пообщаться с продавщицам ни к чему особо не привели, они только улыбались, разводили руками, и говорили: «Же не компран па, мисье».

Так что я уселся в первом же попавшемся кафе и решил провести там остаток ночи. У меня на ноуте остались некоторые недоработанные документы, и можно было скоротать время сосредоточившись на работе. Но работать в ночном кафе в Женеве оказалось совершенно невозможно из-за надоедливых ночных бабочек.

«У вас свободно?», «Можно с вами познакомится?», «Не угостите девушку Бордо«, «Отдохнуть не хотите?» — постоянно слышал я французские, английский и даже парочку русских предложений, отрывавших меня, и мне буквально приходилось отмахиваться руками от надоедливых ночных бабочек, предлагающих себя для развлечений. Одни уходили, другие заходили, кто-то уже меня забыл и подходил второй раз…

Поначалу, обилие женского внимания мне льстило, затем стало надоедать, а спустя пару часов я заметил, как стали ломаться мои стереотипы. Мне всегда нравилось женское общество, и я всегда старался оказывать дамам знаки внимания, ухаживать, добиваться расположения и т.д., Мне казалось это в порядке вещей, независимо от того, хочешь ли добиться женщины, или это просто твой друг. Но, после такого, общество слабого пола вдруг стало вызывать у меня неприязнь. У бабочек было все наоборот, они подходили первыми, они заигрывали, они оказывали знаки внимания, но это отталкивало своей искусственностью.

Зашли трое подвыпивших туристов, к которым, конечно, сразу же подсели. Приняв такое отношение к себе за чистую монету, парни расплылись в улыбках и рассыпались в комплиментах. Угостив своих новых спутниц, они вспомнили, что у них есть гитара, полились песни и прочая лирика, в общем путешественники были на подъеме. А мотыльки их слушали со скучающим видом и натянутыми улыбками. Зато, как округлились глаза у наивных парней туристов, когда на предложение покататься по городу, девушки назвали цену.. Похоже туристы и в правду поверили в искренность чувств… Мне было их жаль.

Туристы ушли, и все те, кто заглядывал в наше кафе вновь стали обращаться ко мне.

У меня появилась идея дать кому-нибудь из них денег, чтобы просто сидела рядом и молчала, а другие думали, что я «занят», но мне не хотелось ни центом поддерживать сию индустрию. Я порылся в своем разговорнике, нашел несколько приличных фраз, типа, «Пожалуйста не мешайте», «Я очень занят» и т.д., написал их на салфетках и разложил по столу, как будто талисманы от демонов. Это не сработало, бабочки начали иронизировать: «О бедненький, заработался, пойдем отдохнем», — слышал я в ответ, предлагали сделать перерыв, отвлечься, развлечься и т.д. В основном на английском, что по-французски предлагали, я слава Богу не понимал. Я еще раз порылся в своем разговорнике и выписал на салфетках выражения более повелительные, типа «Не подходить», «Держись подальше», «Тишина» и т.д. На парочке бабочек это сработало, но другие проигнорировали и это, продолжая подходить, говорили, что они не страшные, не кусаются сильно и мне нечего боятся. Однако, увидев прогресс, я решил продолжить двигаться в этом направлении, т.е. еще больше «огрубеть». В моем разговорнике не было непристойных выражений, так что я полез в интернет. Я снова выбрал несколько и выписал их на салфетках, нарисовал некоторые знаки, пальцы и т.д. и снова разложил свои талисманы по периметру. И, о чудо, это сработало! Такой язык был им понятен, и ко мне перестали подходить. … не знаю… это был мой первый случай «знакомства» с таким обилием мотыльков, и осадок остался очень неприятный.

С утра я расплачивался в кафе по счету с официанткой, мне было противно давать ей деньги. Бессонная ночь наложилась на все мои впечатления, и воображение стало воспаленным. Мне казалось, что если я накину еще хотя бы 5 евро на чаевые, она расстегнет свою блузку и бросится мне на шею. На улице открытые длинные вырезы казались уродством. В самолете рядом со мной села женщина в мини юбке, что раньше подтолкнуло бы меня, как минимум, на светскую беседу, но для меня это теперь символизировало исключительно разврат и зло, так что я отвернулся и стал читать книгу.

Только на русской таможне меня привели в чувства. Женщина-майор небрежно бросившая мои документы на стол со словами «Мне ничего не нужно, дайте мне только паспорт», никак не отреагировала на мои приветствия, отругала меня, что я просрочил визу на день, и я понял, что я вернулся домой, а кошмары с мотыльками меня отпустили. А еще я сделал для себя вывод, что женщина — это не просто генетическая особенность тела, а состояние души, которое некоторые могли и утратить ;)

 

настроение: Циничное
хочется: …а может и правда… Бордо :)
слушаю: Что-то про папарацци